Finam

3 773 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр
    Шайка манипуляторов! Производство душат - так они о гражданах заботятся, у которых единственное достояние - жилье, ос...Банк России при р...
  • Алла Дубинина
    Монополия всегда приводит к возможной манипуляции спросом и предложением- все в их руках..."РусАгро" остаетс...
  • Alex Немо
    А что кроме бледного вида от этого проекта будут иметь конкретно россияне? Газпром вроде как бы госкомпания, но поче...Комплекс "Газпром...

Железной рукой в рынок. Компартия Китая празднует свое 100-летие

Компартия Китая
Компартия Китая

Сегодня, 1 июля, свое 100-летие празднует Компартия Китая, главная монопольная сила страны, под руководством которой современная страна развивается уже несколько десятков лет. К опыту КНР часто апеллируют в России, где есть немало тех, кто считает, что стране нужна "авторитарная модернизация" которая могла бы улучшить экономическую ситуацию в стране. Опыт СССР в этой области, правда, оказался неудачным, а в современной России лидеры не смогли решиться пойти против своих же коррумпированных соратников.

Коммунистическая партия КНР, которая насчитывает более 90 миллионов членов, не сменила название, хотя "коммунистической" ее давно уже назвать нельзя. КНР под ее руководством не отрицает частной собственности и рыночной экономики, а идеология китайского общества носит название "социализма с китайской спецификой".

"Партия объединяет и ведет китайский народ в стремлении построить более сильный Китай в духе самообеспечения, добиваясь больших успехов в социалистической революции и строительстве", - заявил глава КПК Си Цзиньпин, подводя итоги правления Компартии.

КПК, которая была сформирована не без большого влияния СССР, действительно прошла большой путь. После смерти Мао Цзэдуна, главы тоталитарного диктаторского режима, она под руководством партийных реформаторов провозгласила курс на изменения, отцом которых стал китайский партийный реформатор Дэн Сяопин.

"Социализм не исключает рыночной экономики",- говорил он.

Китай шел в трендах

За 40 лет реформ Китай достиг огромных экономических успехов. Сегодня это вторая после США экономика мира по номинальному размеру ВВП и первая по паритету покупательской способности. Основы для экономического процветания КНР были заложены в конце 1970-х и включали в себя: предоставление больших экономических возможностей аграрному сектору, разрешение мелкого и среднего частного бизнеса, создание совместных предприятий.

Однако в 1989 году КНР могла пойти и на политические реформы, так как во главе КПК встал реформатор и ранее премьер Государственного совета КНР Чжао Цзыян. До того как занять высший пост в стране, он пользовался уважением Дэн Сяопина и активно участвовал в подготовке реформ, однако, поддержав студенческие выступления, которые требовали демократизации китайского общества, впал в немилость у коллег по Политбюро.

После только как студенческое движение приобрело более радикальный характер, Чжао Цзыян писал Дэн Сяопину о необходимости компромисса: "Если мы пойдем на конфронтацию с массами, может возникнуть ситуация, когда мы потеряем полный контроль".

Однако линию Цзыяна не поддержали, он был снят со всех постов и оставался под домашним арестом вплоть до своей смерти в 2005 году.

Заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, эксперт клуба "Валдай" Василий Кашин рассказывает Finam.ru, что авторитарная модернизация, которую проводило руководство КНР, вполне укладывалось в существующие тренды региона: "Китайская модернизация в условиях существования однопартийной системы является не исключением, а правилом. Прочие страны, осуществившие модернизационный рывок во второй половине 20 века, были либо жесткими диктатурами (Южная Корея и Тайвань до конца 1980-х), либо однопартийными системами, в которых была реализована "управляемая демократия" (Сингапур), либо имели формально демократическую систему с фактическим господством одной партии на протяжении многих десятилетий (Япония)".

Эксперт отмечает, что фактический опыт демонстрирует, что "быстрый рывок из третьего мира в первый при реальной многопартийной демократии невозможен". По словам Кашина, он "требует последовательного, на протяжении десятилетий, проведения стратегий развития ключевых отраслей промышленности, инфраструктуры, образования".

Реформы в Китае удались благодаря сильной государственной власти, которая была способна "навязывать свою волю обществу и подавлять недовольство". КПК это удалось, продолжает Кашин, так как до 1978 года партия "концентрировала ресурсы на обеспечении обороноспособности и контроля над территорией, строительстве тяжелой промышленности, ВПК".

Впоследствии партия, продолжает Кашин, смогла создать условия для развития рыночной экономики, резкого снижения военных расходов, увеличения вложений в инфраструктуру и профессиональное образование. Но как это произошло, вряд ли понравилось бы основоположникам социализма: "За счет демонтажа системы социального обеспечения, подавления рабочего движения",- говорит эксперт.

"Правда, уже в 2021 году КНР начал восстанавливать систему соцзащиты, наращивать инвестиции в науку и высокие технологии", - отмечает Кашин.

По иронии судьбы, в момент начала студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине с официальным визитом находился советский лидер, Михаил Горбачев, который стал первым за десятки лет советским руководителем, посетившим Китай. Визит стал началом нормализации отношений между странами. Студенческие лидеры были воодушевлены визитом Горбачева, однако он лишь коротко поприветствовал их, когда его кортеж проезжал мимо. Считается что события, происходящие в Китае, повлияли на настроения Горбачева. "…методы поддержания политической стабильности, которые считают возможным и необходимым использовать в Китае, во многом не применимы в наших условиях", - писал Горбачев в своих воспоминаниях.

Впрочем, к моменту прихода к власти Горбачева, китайский опыт использовать было уже поздно, считают многие эксперты, так как шанс на "авторитарную модернизацию" был упущен еще в 1970-е, когда Политбюро свернуло первые осторожные попытки реформ премьера Алексея Косыгина.

"Мы были на другом уровне развития: Китай был аграрной страной, где модернизация означала индустриализацию, которая у нас давно прошла", - говорит Finam.ru руководитель программы "Российская внутренняя политика и политические институты" Московского Центра Карнеги Андрей Колесников.

Реформатором не стал и генсек КПСС Юрий Андропов, который, по рассказам помощников, имел такие намерения, но пришел к власти уже больным человеком. Негативную роль в этом сыграл и его венгерский опыт. Будучи послом СССР в Венгрии, он увидел, как антисталинские выступления в этой стране в 1956 году постепенно перешли в радикальный мятеж и практически гражданскую войну. Волнения были подавлены Советской Армией.

Правда, Андропову удалось провести реформы в самой Венгрии. Именно благодаря ему у руля этой страны стал реформистски настроенный лидер Янош Кадр. Он начал в стране небольшие экономические реформы, которые открыли возможности для небольшого частного и кооперативного сектора, улучшили экономические отношения Венгрии с Западом и превратили ее в зажиточное, по меркам Восточного блока, государство.

Андропов считался политическим ментором Горбачева, однако, несмотря на то, что сотрудники команды генсека рассматривали реформы Венгрии и независимой от СССР Югославии, было решено начать с политических изменений. При этом китайский опыт мало интересовал руководство СССР, отмечает историк Максим Артемьев: "История КПСС и КПК показывает два пути, по которым можно выходить из коммунистической системы. Горбачев выбрал путь, который привел к всеобщему развалу, а Дэн Сяопин выбрал другой путь, при котором Компартия, сохраняя монополию на власть, сохраняет жизни людей и думает об их благополучии".

Как отмечает Артемьев, автор недавно вышедшей книги "Гэкачеписты", посвященной авторам переворота против Горбачева, у этой группы политиков тоже не было таких планов идти по "китайскому пути": "Противники Горбачева в этом смысле тоже мало отличались от него. Китаем никто из них не интересовался".

Ли Кван Ю. Не на квант милосердия.

После прихода к власти Владимира Путина в новом президенте тоже видели фигуру, которая может повести страну по пути "авторитарной модернизации". Часть сторонников Путина видели в новом лидере "русского Пиночета", причем вкладывая в образ чилийского диктатора Аугусто Пиночета положительное значение.

Путин действительно стал постепенно закручивать гайки, но поддерживал экономические реформы. Однако зажиточность нулевых была достигнута, в основном благодаря высоким ценам на нефть. Часть сторонников Путина сравнивала российского лидера с известным авторитарным сингапурским реформатором Ли Кван Ю, который железной рукой превратил Сингапур в процветающее государство: "За десятилетия работы на посту премьер-министра и других ответственных государственных должностях Вы снискали высочайший авторитет в международных политических и деловых кругах", - писал сам Путин в поздравительной телеграмме в адрес сингапурского лидера по случаю 90-летия последнего.

Критики российского президента как справа, так и слева, вспоминая о Ли Кван Ю, считают, что российский лидер не стал следовать одному из важных принципов покойного главы Сингапура - жестко бороться с коррупцией в своем ближайшем окружении.

"Бороться с коррупцией можно только жесткими методами… Можно вспомнить и премьера Сингапура Ли Куан Ю, который путем полного искоренения коррупции превратил крошечный остров без каких-либо природных ресурсов в образцовую витрину Азии. Ему приписывают фразу: "Чтобы побороть коррупцию, начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что", - говорил об опыте Ли Кван Ю лидер КПРФ Геннадий Зюганов в интервью изданию "Свободная Пресса".

Однако в сегодняшних условиях, считает Колесников из Carnegie, "модернизация не может быть авторитарной": "Модернизация невозможна при таком уровне вмешательства государства в экономику. Государство должно уйти из политики, а значит, из экономики и дать возможность развиваться частному сектору. Это и есть модернизация".

Отчасти по пути Ли Кван Ю пошел другой "авторитарный модернизатор" постсоветского пространства, тогдашний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Действуя жестко в отношении даже бывших соратников, он активно внедрял в стране экономический опыт передовых стран, что сделало Казахстан главным "тигром" бывшей советской Центральной Азии.

Реформаторскую политику Назарбаева продолжил и сменивший его в кресле президента Касым-Жомарт Токаев, кадровый дипломат, одно время работавший замглавы ООН. Но хотя Токаев и ставленник Назарбаева, есть мнение, что он может повести Казахстан по пути больших политических реформ. "Сложившаяся ситуация создает для Токаева возможности, которые, однако, сопряжены со значительными рисками: он может увеличить свое влияние как формально, так и с точки зрения авторитета, но потом ему придется взять на себя задачу по выведению Казахстана из одной из самых сложных ситуаций с момента обретения независимости", - писал редактор американского издания Eurasianet Питер Леонард.

Стоит отметить, что в 1989 году во время событий в Пекине Токаев, молодой дипломат, работал в посольстве СССР в КНР, готовил визит Горбачева и видел все происходящее своими глазами. Те события он весьма сдержано описывает в книге "Преодоление". "И, хотя буквально в ста метрах от парламента бушевало людское море, банкет все же прошел в спокойной дружественной обстановке", - писал Токаев.

Сегодня, когда в России на экономическом "банкете" остается все меньше свободных мест, есть те, кто вновь говорит о том, что Россию может спасти новая "авторитарная модернизация". Правда "модернизаторов" на горизонте пока не просматривается, ни авторитарных, ни обычных.

Компартия Китая
Компартия Китая

Сегодня, 1 июля, свое 100-летие празднует Компартия Китая, главная монопольная сила страны, под руководством которой современная страна развивается уже несколько десятков лет. К опыту КНР часто апеллируют в России, где есть немало тех, кто считает, что стране нужна "авторитарная модернизация" которая могла бы улучшить экономическую ситуацию в стране. Опыт СССР в этой области, правда, оказался неудачным, а в современной России лидеры не смогли решиться пойти против своих же коррумпированных соратников.

Коммунистическая партия КНР, которая насчитывает более 90 миллионов членов, не сменила название, хотя "коммунистической" ее давно уже назвать нельзя. КНР под ее руководством не отрицает частной собственности и рыночной экономики, а идеология китайского общества носит название "социализма с китайской спецификой".

"Партия объединяет и ведет китайский народ в стремлении построить более сильный Китай в духе самообеспечения, добиваясь больших успехов в социалистической революции и строительстве", - заявил глава КПК Си Цзиньпин, подводя итоги правления Компартии.

КПК, которая была сформирована не без большого влияния СССР, действительно прошла большой путь. После смерти Мао Цзэдуна, главы тоталитарного диктаторского режима, она под руководством партийных реформаторов провозгласила курс на изменения, отцом которых стал китайский партийный реформатор Дэн Сяопин. "Социализм не исключает рыночной экономики",- говорил он.

Китай шел в трендах

За 40 лет реформ Китай достиг огромных экономических успехов. Сегодня это вторая после США экономика мира по номинальному размеру ВВП и первая по паритету покупательской способности. Основы для экономического процветания КНР были заложены в конце 1970-х и включали в себя: предоставление больших экономических возможностей аграрному сектору, разрешение мелкого и среднего частного бизнеса, создание совместных предприятий.

Однако в 1989 году КНР могла пойти и на политические реформы, так как во главе КПК встал реформатор и ранее премьер Государственного совета КНР Чжао Цзыян. До того как занять высший пост в стране, он пользовался уважением Дэн Сяопина и активно участвовал в подготовке реформ, однако, поддержав студенческие выступления, которые требовали демократизации китайского общества, впал в немилость у коллег по Политбюро.

После только как студенческое движение приобрело более радикальный характер, Чжао Цзыян писал Дэн Сяопину о необходимости компромисса: "Если мы пойдем на конфронтацию с массами, может возникнуть ситуация, когда мы потеряем полный контроль".

Однако линию Цзыяна не поддержали, он был снят со всех постов и оставался под домашним арестом вплоть до своей смерти в 2005 году.

Заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, эксперт клуба "Валдай" Василий Кашин рассказывает Finam.ru, что авторитарная модернизация, которую проводило руководство КНР, вполне укладывалось в существующие тренды региона: "Китайская модернизация в условиях существования однопартийной системы является не исключением, а правилом. Прочие страны, осуществившие модернизационный рывок во второй половине 20 века, были либо жесткими диктатурами (Южная Корея и Тайвань до конца 1980-х), либо однопартийными системами, в которых была реализована "управляемая демократия" (Сингапур), либо имели формально демократическую систему с фактическим господством одной партии на протяжении многих десятилетий (Япония)".

Эксперт отмечает, что фактический опыт демонстрирует, что "быстрый рывок из третьего мира в первый при реальной многопартийной демократии невозможен". По словам Кашина, он "требует последовательного, на протяжении десятилетий, проведения стратегий развития ключевых отраслей промышленности, инфраструктуры, образования".

Реформы в Китае удались благодаря сильной государственной власти, которая была способна "навязывать свою волю обществу и подавлять недовольство". КПК это удалось, продолжает Кашин, так как до 1978 года партия "концентрировала ресурсы на обеспечении обороноспособности и контроля над территорией, строительстве тяжелой промышленности, ВПК".

Впоследствии партия, продолжает Кашин, смогла создать условия для развития рыночной экономики, резкого снижения военных расходов, увеличения вложений в инфраструктуру и профессиональное образование. Но как это произошло, вряд ли понравилось бы основоположникам социализма: "За счет демонтажа системы социального обеспечения, подавления рабочего движения",- говорит эксперт.

"Правда, уже в 2021 году КНР начал восстанавливать систему соцзащиты, наращивать инвестиции в науку и высокие технологии", - отмечает Кашин.

По иронии судьбы, в момент начала студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине с официальным визитом находился советский лидер, Михаил Горбачев, который стал первым за десятки лет советским руководителем, посетившим Китай. Визит стал началом нормализации отношений между странами. Студенческие лидеры были воодушевлены визитом Горбачева, однако он лишь коротко поприветствовал их, когда его кортеж проезжал мимо. Считается что события, происходящие в Китае, повлияли на настроения Горбачева. "…методы поддержания политической стабильности, которые считают возможным и необходимым использовать в Китае, во многом не применимы в наших условиях", - писал Горбачев в своих воспоминаниях.

Впрочем, к моменту прихода к власти Горбачева, китайский опыт использовать было уже поздно, считают многие эксперты, так как шанс на "авторитарную модернизацию" был упущен еще в 1970-е, когда Политбюро свернуло первые осторожные попытки реформ премьера Алексея Косыгина.

"Мы были на другом уровне развития: Китай был аграрной страной, где модернизация означала индустриализацию, которая у нас давно прошла", - говорит Finam.ru руководитель программы "Российская внутренняя политика и политические институты" Московского Центра Карнеги Андрей Колесников.

Реформатором не стал и генсек КПСС Юрий Андропов, который, по рассказам помощников, имел такие намерения, но пришел к власти уже больным человеком. Негативную роль в этом сыграл и его венгерский опыт. Будучи послом СССР в Венгрии, он увидел, как антисталинские выступления в этой стране в 1956 году постепенно перешли в радикальный мятеж и практически гражданскую войну. Волнения были подавлены Советской Армией.

Правда, Андропову удалось провести реформы в самой Венгрии. Именно благодаря ему у руля этой страны стал реформистски настроенный лидер Янош Кадр. Он начал в стране небольшие экономические реформы, которые открыли возможности для небольшого частного и кооперативного сектора, улучшили экономические отношения Венгрии с Западом и превратили ее в зажиточное, по меркам Восточного блока, государство.

Андропов считался политическим ментором Горбачева, однако, несмотря на то, что сотрудники команды генсека рассматривали реформы Венгрии и независимой от СССР Югославии, было решено начать с политических изменений. При этом китайский опыт мало интересовал руководство СССР, отмечает историк Максим Артемьев: "История КПСС и КПК показывает два пути, по которым можно выходить из коммунистической системы. Горбачев выбрал путь, который привел к всеобщему развалу, а Дэн Сяопин выбрал другой путь, при котором Компартия, сохраняя монополию на власть, сохраняет жизни людей и думает об их благополучии".

Как отмечает Артемьев, автор недавно вышедшей книги "Гэкачеписты", посвященной авторам переворота против Горбачева, у этой группы политиков тоже не было таких планов идти по "китайскому пути": "Противники Горбачева в этом смысле тоже мало отличались от него. Китаем никто из них не интересовался".

Ли Кван Ю. Не на квант милосердия.

После прихода к власти Владимира Путина в новом президенте тоже видели фигуру, которая может повести страну по пути "авторитарной модернизации". Часть сторонников Путина видели в новом лидере "русского Пиночета", причем вкладывая в образ чилийского диктатора Аугусто Пиночета положительное значение.

Путин действительно стал постепенно закручивать гайки, но поддерживал экономические реформы. Однако зажиточность нулевых была достигнута, в основном благодаря высоким ценам на нефть. Часть сторонников Путина сравнивала российского лидера с известным авторитарным сингапурским реформатором Ли Кван Ю, который железной рукой превратил Сингапур в процветающее государство: "За десятилетия работы на посту премьер-министра и других ответственных государственных должностях Вы снискали высочайший авторитет в международных политических и деловых кругах", - писал сам Путин в поздравительной телеграмме в адрес сингапурского лидера по случаю 90-летия последнего.

Критики российского президента как справа, так и слева, вспоминая о Ли Кван Ю, считают, что российский лидер не стал следовать одному из важных принципов покойного главы Сингапура - жестко бороться с коррупцией в своем ближайшем окружении.

"Бороться с коррупцией можно только жесткими методами… Можно вспомнить и премьера Сингапура Ли Куан Ю, который путем полного искоренения коррупции превратил крошечный остров без каких-либо природных ресурсов в образцовую витрину Азии. Ему приписывают фразу: "Чтобы побороть коррупцию, начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что", - говорил об опыте Ли Кван Ю лидер КПРФ Геннадий Зюганов в интервью изданию "Свободная Пресса".

Однако в сегодняшних условиях, считает Колесников из Carnegie, "модернизация не может быть авторитарной": "Модернизация невозможна при таком уровне вмешательства государства в экономику. Государство должно уйти из политики, а значит, из экономики и дать возможность развиваться частному сектору. Это и есть модернизация".

Отчасти по пути Ли Кван Ю пошел другой "авторитарный модернизатор" постсоветского пространства, тогдашний президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Действуя жестко в отношении даже бывших соратников, он активно внедрял в стране экономический опыт передовых стран, что сделало Казахстан главным "тигром" бывшей советской Центральной Азии.

Реформаторскую политику Назарбаева продолжил и сменивший его в кресле президента Касым-Жомарт Токаев, кадровый дипломат, одно время работавший замглавы ООН. Но хотя Токаев и ставленник Назарбаева, есть мнение, что он может повести Казахстан по пути больших политических реформ. "Сложившаяся ситуация создает для Токаева возможности, которые, однако, сопряжены со значительными рисками: он может увеличить свое влияние как формально, так и с точки зрения авторитета, но потом ему придется взять на себя задачу по выведению Казахстана из одной из самых сложных ситуаций с момента обретения независимости", - писал редактор американского издания Eurasianet Питер Леонард.

Стоит отметить, что в 1989 году во время событий в Пекине Токаев, молодой дипломат, работал в посольстве СССР в КНР, готовил визит Горбачева и видел все происходящее своими глазами. Те события он весьма сдержано описывает в книге "Преодоление". "И, хотя буквально в ста метрах от парламента бушевало людское море, банкет все же прошел в спокойной дружественной обстановке", - писал Токаев.

Сегодня, когда в России на экономическом "банкете" остается все меньше свободных мест, есть те, кто вновь говорит о том, что Россию может спасти новая "авторитарная модернизация". Правда "модернизаторов" на горизонте пока не просматривается, ни авторитарных, ни обычных.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх