Finam

3 759 подписчиков

Свежие комментарии

Цены не сахар. Почему инфляция стала проблемой номер один?

Цены не сахар. Почему инфляция стала проблемой номер один?

Цены не сахар. Почему инфляция стала проблемой номер один?
Изображение
Начиная с конца осени предыдущего года у правительства появилась новая головная боль - стремительный рост цен на продукты питания, что называется, первой необходимости. И речь идет, действительно, не о деликатесах - в разнос пошли сперва цены на сахар и растительное масло, затем на крупы, пшено, макаронные изделия и так далее по нарастающей. Возникла угроза, что в итоге вся продуктовая корзина, включая даже наименее востребованные товары, в итоге существенно подорожает.

И все это при том, что по итогам прошедшего года Россия получила второй по объему за всю свою историю урожай зерновых. Для справки - всего зерновых и зернобобовых было собрано 133 млн тонн (больше было только в 2017 году), из них 85,9 млн тонн пшеницы (прирост относительно предыдущего года - более чем на 11 млн тонн). Аналогичная ситуация по сахару - мы потребляем его чуть менее 6 млн тонн в год. А производили до этого момента 6,4-6,5 млн тон в год. Отправляя на экспорт порядка трехсот тысяч тонн. В итоге из года в год формировались переходящие остатки, которые было даже непонятно куда девать.

В этом же году урожай сахара оказался куда меньшим - порядка 5 млн тонн.

Причиной тому и неудачные погодные условия, и значительное сокращение посевных площадей. На счет площадей: из-за переизбытка сахара в предыдущие годы цены на оптовый сахар упали ниже уровня себестоимости его производства. В лучшем случае - вплотную приблизились к ним. Из-за чего пришлось закрывать несколько крупных заводов по производству сахара и сокращать посевные площади. Сократили… Получили недобор урожая и рост цен. Но самое неприятное, что и на сахар, и на пшеницу, и на растительное масло существенно выросли мировые цены - экспортерам стало выгодно продавать нашу продукцию по высоким ценам за рубеж, нежели реализовывать внутри страны.

И вот при всем при этом приходится принимать экстренные меры по обузданию роста цен именно на те продукты, по которым мы бьем рекорды сбора урожая, являемся нетто-экспортерами, да и вообще, входим в число мировых лидеров по масштабам производства. На этом фоне все чаще возникают слухи и о возможной заморозке цен на продукты первой необходимости, и о возможном введении квот на экспорт, и о еще ряде мер, которые к рыночным отнести можно с большой натяжкой. Впрочем, винить лишь экспортеров было бы неверным. Причины роста цен на хлеб и иную продукцию, на самом деле, весьма разнообразны. Тут и обесценивание рубля, и общая инфляция, и инфляция издержек по всей цепочке от поля до прилавка, транслируемая в конечные цены и, естественно, на потребителя, и стремление экспортеров продать за рубеж побольше зерна и сахара, пока оно дорого стоит, и пока не введены квоты на его экспорт.

Основная же проблема, с которой сейчас столкнулись отечественные домохозяйства, - это падение реальных располагаемых доходов населения. По оценке Росстата за 3 квартал в соответствии с новой методологией расчета, доходы упали по отношению к соответствующему периоду 2019 года почти на 5% (итоги 4 квартала Росстат еще не публиковал). Официальная инфляция по итогам прошедшего года составила вроде бы скромные 4,9%. Хотя Банк России планировал, что к концу 2020-го индекс потребительских цен не превысит 4,0%. Но по данным ИНФОМ, которые регулярно проводятся по заказу ЦБ РФ, в декабре медианная оценка наблюдаемой инфляции (это, чтобы было понятно, то, что фактически ощущают рядовые россияне) за достигла 12%, а уровень ожидаемой (то есть прогнозируемой на следующие 12 месяцев) оценивается в 11,5%. Важно подчеркнуть, что это максимальные значения как минимум за последние 3 года. И если до середины 2020 года резко упавшие доходы наших сограждан являлись, пожалуй, основным дезинфляционным фактором, сдерживающими рост потребительских цен, то уже к концу года цены на основные товары и продукты питания снова устремились вверх. Отчасти из-за исчерпания эффекта падения спроса в карантинные месяцы - во время первой волны коронавируса, отчасти из-за ослабления рубля, отчасти из-за продолжающихся проблем на рынке труда.

При этом рост индекса потребительских цен отмечается не только в продуктовой рознице, но и в бизнесе. По данным исследования IHS Markit, в декабре в производственной сфере РФ неожиданно обострились проблемы со стороны предложения - усилились сбои в цепочках поставок, что привело к ускоренному и существенному росту цен на сырье. Российские корпорации отчаянно жаловались на нехватку поставщиков и неблагоприятные изменения обменного курса. В итоге темпы инфляции в закупочных ценах (они потом неизбежно транслируются на цены розничные), стал максимальным за прошедшие 6 лет. И, скорей всего, в первом квартале текущего года индекс потребительских цен (т.е. инфляция) превысит 5%.

Лишь некоторое укрепление курса отечественной валюты в конце 2020 года отчасти способствовало стабилизации ситуации - не последовало еще более негативного эффекта переноса валютного курса в потребительские цены. Но, опять же, это актуально, если не будет дальнейшего значительного ослабления курса рубля, что сведет весь позитив на нет. А, как мы видим, стоимость рубля, по крайней мере, не растет. И весьма вероятно, будет снижаться и далее.

Что могло бы еще сделать правительство в этой ситуации? В конце 2020 года руководство государством уже направило на стабилизацию цен на продукты первой необходимости 4,7 млрд рублей. Сумма разделилась почти поровну между прямой поддержкой конечного потребителя и субсидированием сельхозпроизводителей, пищевой промышленности, логистической составляющей и ритейла. Отметим сразу, эффективность мер оказалась под большим вопросом. Мало того, что цены не опустились, а на то же растительное масло в некоторых регионах приближаются к уровням в 135-150 рублей за литр, при том, что был установлен предел в 110 рублей за литр, наметился дефицит сахара в отдельных регионах. Именно после того, как цены на него были зафиксированы на уровне 95 рублей за килограмм.

Направленные в январе 2021 года 4,5 млрд рублей на борьбу с ростом цен на хлеб, тоже способны в чем-то помочь. Они будут потрачены на субсидии и производителям зерновых, и предприятиям пищевой промышленности, и логистическим компания, и ритейлу для того, чтобы хотя бы в какой-то мере компенсировать им заметно возросшие издержки. Тем не менее, экспортеры, опасаясь, что в итоге будут введены квоты на экспорт зерна, стараются успеть продать за рубеж побольше, пока нет запретов и цены высоки. Но этого явно недостаточно.

Если мы посмотрим, как действуют в аналогичной ситуации правительства иных государств, в первую очередь, - высокоразвитых, мы заметим, что там на поддержание потребительского спроса и социальный блок тратится несравнимо больше средств. Некоторые европейские страны направили на борьбу с пандемией и ее негативным влиянием на экономику своих государств почти по 20-40% своего ВВП. При чем львиную долю поддержки получило население, а также наиболее пострадавший от карантинных мер малый и средний бизнес. У нас же на поддержку малых и средних предприятий за два года было выделено всего 600 млрд рулей, что при объеме валового внутреннего продукта более 100 трлн рублей составляет около четверти процента ВВП в год.

Нас часто убеждают, что так называемые "вертолетные деньги", т.е. прямая финансовая поддержка граждан страны, - мера неэффективная, и мы должны идти своим путем. Но посмотрите - те же Соединенные Штаты одобрили очередную программу поддержки своей экономики в размере 2 трлн долларов (это уже 4-й по счету пакет помощи), из коих 1 трлн долларов - прямые выплаты домохозяйствам. Пособия по безработице увеличены на четверть. Помимо уже одобренных сейчас выплат каждому американцу в размере 600 долларов, предлагается выплатить еще по 1400 (это помимо платившихся еще в первую волну пандемии Pandemic money в размере 600 долларов в неделю). Насколько это необходимо? Полагаю, не стоит пояснять, насколько любой семье в столь трудные времена нужны деньги. Но, и это не самое главное. Эти деньги остаются в экономике, активно ее поддерживая. Они подогревают потребительский спрос, что, в свою очередь, позитивно сказывается на деловой активности в производственном секторе и секторе услуг. Они позитивно влияют на рынок труда, позволяя потерявшим работу не хвататься за что попало, а найти работу по специальности и по душе. Они поддерживают мелких производителей, самозанятых и т.д.

Впрочем, надеяться только на помощь со стороны государства, в какой бы точке планеты вы ни жили, тоже было бы неверным: неумение распоряжаться своими семейными финансами сделают любую помощь неэффективной. От каждого из нас зависит то, как мы умеем распорядиться имеющимся, как мы планируем семейный бюджет, правильно ли распределяем свои ресурсы и т.д. Пришло время активно учиться финансовой грамотности на бытовом уровне. Это то, что позволит не только достойно прожить тяжелые времена, но и с умом распорядиться той государственной помощью, которая оказывается отечественным семьям, а когда беды, вызванные коронавирусом останутся позади, выгодно инвестировать свои средства, создав дополнительный источник заработка.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх