Finam

3 770 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Знакомая песня. Затем следует утверждение, что цена ниже себестоимости и нужно повысить тариф.Россия на 2-м мес...
  • Владимир Самойленко
    хорошо шо я не клиент билайна.Ренат Насретдинов...
  • Alex Немо
    Распил средств и уничтожение алюминиевого гиганта продолжается ускоренными темпами..В наблюдательном ...

Российский банковский сектор - к прежним беспокойствам добавляются новые

Российский банковский сектор
Российский банковский сектор
Прошлый год оказался успешным для российского банковского сектора, который смог увеличить объем рынка розничных кредитов до нового исторического максимума 19% ВВП и избежал всплеска плохих долгов, проведя реструктуризацию 10% общего кредитного портфеля.

Тем не менее проблема слабой динамики фондирования продолжала нарастать. Доля розничных текущих счетов подскочила в 2020 году до нового максимума на уровне 37% совокупного розничного привлечения; краткосрочные розничные депозиты продолжали фондировать до 36% совокупного кредитного портфеля сектора. Избыток краткосрочного фондирования вынудил банки активизировать кредитование по плавающим ставкам - на долю таких кредитов пришлось 26% совокупного кредитного портфеля сектора в 2020 г.

Однако риск процентных ставок переносится только на корпоративных клиентов - в отличие от других стран, в России рынок розничного кредитования остается рынком фиксированных ставок. Начало текущего года показывает, что на фоне растущего аппетита к инвестициям в финансовые рынки, эластичность депозитов к повышению процентной ставки низка: несмотря на ужесточение монетарной политики ЦБ, розничные рублевые вклады на срок более года показывают снижение на 8% г/г по состоянию на апрель 2021 г.

В таких условиях консолидация банковского сектора продолжится, что будет на руку крупным игрокам.

Банки хорошо прошли 2020 год, банковские активы достигли 105% ВВП…: Благодаря мерам поддержки правительства и смягчению регулирования банковского сектора со стороны ЦБ банковский сектор успешно прошел непростой 2020 год. Совокупные активы банковского сектора достигли 105% ВВП, оказавшись выше 100% ВВП в 2015 г., то есть в предыдущий период спада ВВП. Фондирование показало умеренный рост за последние 5 лет, а наиболее заметные изменения в ландшафте банковского сектора происходили в кредитном сегменте, где розничные кредиты выросли до 19% ВВП в 2020 г. с 13% в 2015 г., тогда как корпоративные кредиты снизились с 40% до 35% за аналогичный период (см Рис 1). В России по состоянию на конец 2020 г. функционировало 366 банков, их количество продолжало снижаться, тогда как доля неприбыльных финансовых учреждений составила в среднем 28% от общего количества банков в 2020 г., как и в 2015-2016 гг. (см Рис 2)

Рис. 1: Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП

Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП
Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 2: Кол-во банков и доля неприбыльных банков

Кол-во банков и доля неприбыльных банков
Кол-во банков и доля неприбыльных банков

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Реструктуризация кредитов завершена, треть корпоративной реструктуризации связана с сырьевыми компаниями: Процесс реструктуризации, который был главной областью банковской активности во время пандемии, по сути завершен. Наиболее свежая цифра по объему реструктурированных кредитов составляет 7,4 трлн руб. на конец мая, увеличившись на 0,7 трлн руб. в сравнении с 6,8 трлн руб., реструктурированных на конец 2020 г. (см Рис. 3). По расчетам ЦБ, банки реструктурировали 15% своих корпоративных кредитов, 16% кредитов - предприятиям малого и среднего бизнеса и всего 4% розничного кредитного портфеля. Интересным выводом из данных ЦБ является то, что почти треть реструктурированных нерозничных кредитов пришлась на сырьевой сектор, то есть на нефтегазовые и металлургические компании (см Рис. 4). Подобная структура реструктурированных кредитов вполне согласуется с мнением ЦБ о том, что всего лишь 20-30% реструктурированных кредитов могут оказаться проблемными, тогда как остальные будут обслуживаться должным образом.

Рис. 3: Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.

Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.
Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 4: Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля

Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля
Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рынок розничного кредитования достиг 19% ВВП в 2020 г.: Меры правительства и Центрального Банка позволили банкам не останавливать кредитную деятельность в прошлом году. Розничный кредитный портфель снизился на 0,7% м/м только в апреле 2020 г.; в оставшуюся же часть года он продолжал демонстрировать помесячный рост, достигнув +15% г/г к декабрю. Ипотечный рынок, который выиграл от господдержки, явно опережал другие сегменты: он вырос на 26% г/г в 2020 г. против роста неипотечного сегмента на 8% г/г. Учитывая, что на конец 2020 г. рынок ипотеки составил 9,0% ВВП, можно говорить о том, что Россия догнала восточно-европейские страны второго эшелона (Румынию или Сербию), однако все еще отстает от наиболее развитых в этом отношении рынков, таких как Словакия, Чехия или Польша (см Рис. 5). Стоит упомянуть и о том, что несмотря на то, что российский рынок ипотеки был одним из самых быстрорастущих в 2020 г. как в номинальном, так и в реальном выражении (см Рис. 6), по сути, этот рост не выглядит аномально высоким с точки зрения размера рынка (см Рис. 7). В то же время неипотечный сегмент, судя по всему, достиг предела своих возможностей по показателю доли в ВВП и в этом кроется причина его отставания от ипотечного рынка с 2014 г. (см Рис. 8).

Рис. 5: Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП

Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП
Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, МВФ, Альфа-Банк

Рис. 6: Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г

Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г
Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г

Источники: Globaleconomy.com, Альфа-Банк

Рис. 7: Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г

Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г
Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г

Источники: МВФ, Globaleconomy.com, Альфа-Банк

Рис. 8: Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100

Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100
Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Задолженность компаний выросла до 56% ВВП в 2020 г., однако оставалась ниже уровня 2015 г.: Корпоративный сегмент показал некоторый рост финансовых обязательств компаний в 2020 г. в сравнении с 2019 г. (см Рис. 9), что, впрочем, вызвано сочетанием ряда факторов: (1) ослаблением курса рубля, которое статистически привело к положительной переоценке 13% корпоративного кредитного портфеля, номинированного в валюте, (2) снижением ВВП и (3) реструктуризацией кредитного портфеля. На долгосрочном горизонте, то есть в сравнении с цифрами за 2015 г., корпоративные обязательства перед российскими банками и внешний долг компаний снизились, свидетельствуя о снижении аппетита российского корпоративного сектора к использованию заемного капитала. С другой стороны, если посмотреть на динамику рублевых корпоративных кредитов в российских банках в последнее время, складывается впечатление, что с повышением процентной ставки ЦБ РФ спрос на кредиты со стороны корпоративного сектора несколько ожил (см рис. 10), и, вероятно, это поддержит динамику этого рынка в этом году.

Рис. 9: Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП

Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП
Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, Росстат, Альфа-Банк

Рис. 10: Рублевые корпоративные кредиты, % г/г

Рублевые корпоративные кредиты, % г/г
Рублевые корпоративные кредиты, % г/г

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

На капитализацию процентов пришлось 70% притока рублевых вкладов в 2020 г.; доля текущих счетов подскочила до нового максимума на уровне 37%: Прошлый год оказался непростым для розничного привлечения банков, сегмента, которой по-прежнему фондировал 30% банковских активов в 2020 г. Хотя доля розничных депозитов в валюте оставалась на уровне $92 млрд, или 21% всего рынка розничных депозитов, приток средств в сегменте рублевого привлечения был самым низким за последние 10 лет, за исключением кризиса 2014 г. (см Рис. 11), и составил всего 1,6 трлн руб. Источником этого притока в основном была капитализация процентов - в 2020 г., по нашим оценкам, на него пришлось почти 70% притока рублевых розничных вкладов в банковскую систему (самый высокий уровень за последние 10 лет). Более медленный приток депозитов отражает повышение интереса населения к прямым инвестициям на финансовых рынках. По данным ЦБ, россияне инвестировали 1,3 трлн руб. новых денег в финансовые рынки в 2020 г., что эквивалентно 80% прироста рублевых банковских вкладов за прошлый год.

Рис. 11: Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста

Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста
Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста

Источники: ЦБ РФ, Росстат, Альфа-Банк

Рис. 12: Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов

Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов
Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Еще одним опасением банковской отрасли стало продолжающееся сокращение сроков вкладов: доля текущих счетов выросла до 37% совокупного розничного фондирования на конец 2020 г. (см Рис. 12) в сравнении с гораздо более умеренным уровнем (26%) на конец 2019 г. Быстрый рост доли текущих счетов продолжается с 2015 г., когда ставки начали снижаться после сильных повышений в декабре 2014 г.; однако помимо низких ставок этот тренд может быть вызван и высокой волатильностью валютного рынка, благодаря которой на рынке появились спекулятивные возможности. По сути, примерно половина (48% на апрель 2021 г.) валютных розничных депозитов в российских банках приходится на вклады со сроком менее 1 года, и эта доля близка к пиковому уровню, который несколько раз наблюдался с 2012 г. (см Рис. 13). Подобная динамика указывает на то, что в данный момент ожидания вкладчиков в отношении динамики курса рубля остаются сильно негативными. Дополнительным подтверждением этому служит тот факт, что доля рублевых депозитов на срок более года сейчас составляет только 30% рублевого фондирования против примерно 60% до перехода России к инфляционному таргетированию (см Рис. 14).

Рис. 13: Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов

Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов
Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов

Рис. 14: Розничные депозиты в рублях по срокам, млрд руб.

Российский банковский сектор - к прежним беспокойствам добавляются новые
Изображение

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Проблема избыточного валютного фондирования усилилась: Стоит отметить, что опасения по поводу сокращения сроков розничных вкладов - отнюдь не новая тема; эта проблема уже обсуждалась несколько лет назад. Альтернативной иллюстрацией этой проблемы является то, что доля краткосрочных розничных вкладов (<1 года) эквивалентна 36% банковских кредитов в последние годы: в 2020 г. этот индикатор не изменился (см Рис. 15).

Рис. 15: Розничные депозиты <1 года (% банковских кредитов) и чистые изменения в позициях розничных клиентов в банках (млрд руб.)

Российский банковский сектор - к прежним беспокойствам добавляются новые
Изображение

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

С другой стороны, отсутствие изменений в этом показателе отчасти объясняется статистическим эффектом от увеличения стоимости валютных депозитов в условиях ослабления курса рубля, что привело к росту номинальной стоимости краткосрочного фондирования; аналогичным образом, переоценка валютных вкладов позволила российским домохозяйствам не показывать ухудшения их чистой позиции банкам (см Рис. 15), несмотря на очень быстрый, двузначный рост розничного кредитования. Другим опасением уже несколько лет является чрезмерное валютное фондирование российских банков в сравнении с весьма умеренным спросом на кредиты в валюте со стороны российских клиентов. Этот дисбаланс также не исчез в прошлом году и даже усилился. По сути, тогда как объем розничных валютных депозитов составил $92 млрд на конец прошлого года, объем розничных кредитов в валюте равнялся всего лишь $1,3 млрд, то есть менее 1% рынка розничного кредитования. В корпоративном секторе объем валютных депозитов на уровне $168 млрд (против $146 млрд в 2019 г.) соответствует почти неизменному объему корпоративного кредитного портфеля ($63 млрд). В итоге валютный кредитный портфель абсорбировал только 25% валютных розничных и корпоративных счетов (см Рис. 16), оставив российские банки с сильным переизбытком валютного фондирования, и размер избыточного фондирования достиг $196 млрд на конец 2020 г.

Рис. 16: Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения

Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения
Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Доля кредитов с плавающей процентной ставкой составила 26% всех банковских кредитов в 2020 г., банки могут перекладывать процентные риски только на корпоративных заемщиков: Рост доли краткосрочного фондирования и доступ крупных банков к избыточному валютному фондированию создали опасения по поводу дальнейшей динамики маржи банковского сектора, вынудив банки активизироваться в кредитовании под плавающую процентную ставку. В 2017 г. на него пришлось только 10% совокупного кредитного портфеля (корпоративного и розничного), однако в 2П20 их доля подскочила до 26%, по данным ЦБ (см Рис. 17). Этот показатель остается ниже уровней развитых экономик, указывая на то, что распространение кредитов под плавающую ставку, вероятно, продолжится в России.

С другой стороны, стоит отметить, что, если в мировой практике этот вид кредитования используется и розничными заемщиками, по аналогии с корпоративными клиентами, в России у банков вряд ли будут возможности перекладывать процентный риск на розничных клиентов, учитывая патерналистский подход российских властей и рост опасений по поводу высокого уровня долга российских домохозяйств. Это означает, что доля таких кредитов в совокупном кредитном портфеле вряд ли превысит 50% даже в перспективе. Из-за весьма ограниченных возможностей по переносу волатильности процентных ставок на заемщиков, должна усилиться конкуренция банков за долгосрочные депозиты, но проблема в том, что в данный момент этот сегмент слабо реагирует на повышение процентной ставки: хотя в апреле 2021 г. рынок розничных депозитов хорошо подрос и показал рост на 0,5% с начала года (см Рис. 18), это улучшение траектории роста было вызвано скачком сбережений на текущих счетах.

Что касается более долгосрочных сбережений, розничные рублевые депозиты сроком более чем на 1 год снизились на 1% с начала года и на 8% г/г на апрель 2021 г. Это указывает на то, что возможности банков по управлению процентными рисками ограничены, и, таким образом, маржа сектора будет находиться под давлением, создавая предпосылки для консолидации сектора в 2021-2023 гг.

Рис. 17: Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов

Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов
Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов

Рис. 18: Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%

Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%
Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Российский банковский сектор
Российский банковский сектор
Прошлый год оказался успешным для российского банковского сектора, который смог увеличить объем рынка розничных кредитов до нового исторического максимума 19% ВВП и избежал всплеска плохих долгов, проведя реструктуризацию 10% общего кредитного портфеля.

Тем не менее проблема слабой динамики фондирования продолжала нарастать. Доля розничных текущих счетов подскочила в 2020 году до нового максимума на уровне 37% совокупного розничного привлечения; краткосрочные розничные депозиты продолжали фондировать до 36% совокупного кредитного портфеля сектора. Избыток краткосрочного фондирования вынудил банки активизировать кредитование по плавающим ставкам - на долю таких кредитов пришлось 26% совокупного кредитного портфеля сектора в 2020 г.

Однако риск процентных ставок переносится только на корпоративных клиентов - в отличие от других стран, в России рынок розничного кредитования остается рынком фиксированных ставок. Начало текущего года показывает, что на фоне растущего аппетита к инвестициям в финансовые рынки, эластичность депозитов к повышению процентной ставки низка: несмотря на ужесточение монетарной политики ЦБ, розничные рублевые вклады на срок более года показывают снижение на 8% г/г по состоянию на апрель 2021 г. В таких условиях консолидация банковского сектора продолжится, что будет на руку крупным игрокам.

Банки хорошо прошли 2020 год, банковские активы достигли 105% ВВП…: Благодаря мерам поддержки правительства и смягчению регулирования банковского сектора со стороны ЦБ банковский сектор успешно прошел непростой 2020 год. Совокупные активы банковского сектора достигли 105% ВВП, оказавшись выше 100% ВВП в 2015 г., то есть в предыдущий период спада ВВП. Фондирование показало умеренный рост за последние 5 лет, а наиболее заметные изменения в ландшафте банковского сектора происходили в кредитном сегменте, где розничные кредиты выросли до 19% ВВП в 2020 г. с 13% в 2015 г., тогда как корпоративные кредиты снизились с 40% до 35% за аналогичный период (см Рис 1). В России по состоянию на конец 2020 г. функционировало 366 банков, их количество продолжало снижаться, тогда как доля неприбыльных финансовых учреждений составила в среднем 28% от общего количества банков в 2020 г., как и в 2015-2016 гг. (см Рис 2)

Рис. 1: Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП

Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП
Ключевые параметры банковского сектора, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 2: Кол-во банков и доля неприбыльных банков

Кол-во банков и доля неприбыльных банков
Кол-во банков и доля неприбыльных банков

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Реструктуризация кредитов завершена, треть корпоративной реструктуризации связана с сырьевыми компаниями: Процесс реструктуризации, который был главной областью банковской активности во время пандемии, по сути завершен. Наиболее свежая цифра по объему реструктурированных кредитов составляет 7,4 трлн руб. на конец мая, увеличившись на 0,7 трлн руб. в сравнении с 6,8 трлн руб., реструктурированных на конец 2020 г. (см Рис. 3). По расчетам ЦБ, банки реструктурировали 15% своих корпоративных кредитов, 16% кредитов - предприятиям малого и среднего бизнеса и всего 4% розничного кредитного портфеля. Интересным выводом из данных ЦБ является то, что почти треть реструктурированных нерозничных кредитов пришлась на сырьевой сектор, то есть на нефтегазовые и металлургические компании (см Рис. 4). Подобная структура реструктурированных кредитов вполне согласуется с мнением ЦБ о том, что всего лишь 20-30% реструктурированных кредитов могут оказаться проблемными, тогда как остальные будут обслуживаться должным образом.

Рис. 3: Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.

Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.
Реструктурированные кредиты по сегментам, трлн руб.

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рис. 4: Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля

Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля
Реструктурированные нерозничные кредиты по секторам, % общего портфеля

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Рынок розничного кредитования достиг 19% ВВП в 2020 г.: Меры правительства и Центрального Банка позволили банкам не останавливать кредитную деятельность в прошлом году. Розничный кредитный портфель снизился на 0,7% м/м только в апреле 2020 г.; в оставшуюся же часть года он продолжал демонстрировать помесячный рост, достигнув +15% г/г к декабрю. Ипотечный рынок, который выиграл от господдержки, явно опережал другие сегменты: он вырос на 26% г/г в 2020 г. против роста неипотечного сегмента на 8% г/г. Учитывая, что на конец 2020 г. рынок ипотеки составил 9,0% ВВП, можно говорить о том, что Россия догнала восточно-европейские страны второго эшелона (Румынию или Сербию), однако все еще отстает от наиболее развитых в этом отношении рынков, таких как Словакия, Чехия или Польша (см Рис. 5). Стоит упомянуть и о том, что несмотря на то, что российский рынок ипотеки был одним из самых быстрорастущих в 2020 г. как в номинальном, так и в реальном выражении (см Рис. 6), по сути, этот рост не выглядит аномально высоким с точки зрения размера рынка (см Рис. 7). В то же время неипотечный сегмент, судя по всему, достиг предела своих возможностей по показателю доли в ВВП и в этом кроется причина его отставания от ипотечного рынка с 2014 г. (см Рис. 8).

Рис. 5: Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП

Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП
Ипотечный и неипотечный рынки, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, МВФ, Альфа-Банк

Рис. 6: Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г

Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г
Номинальный и реальный рост рынка ипотеки, % г/г

Источники: Globaleconomy.com, Альфа-Банк

Рис. 7: Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г

Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г
Ипотека, % ВВП и рост ипотеки в 2020, % г/г

Источники: МВФ, Globaleconomy.com, Альфа-Банк

Рис. 8: Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100

Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100
Ипотека и неипотечный рынок, 2014=100

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Задолженность компаний выросла до 56% ВВП в 2020 г., однако оставалась ниже уровня 2015 г.: Корпоративный сегмент показал некоторый рост финансовых обязательств компаний в 2020 г. в сравнении с 2019 г. (см Рис. 9), что, впрочем, вызвано сочетанием ряда факторов: (1) ослаблением курса рубля, которое статистически привело к положительной переоценке 13% корпоративного кредитного портфеля, номинированного в валюте, (2) снижением ВВП и (3) реструктуризацией кредитного портфеля. На долгосрочном горизонте, то есть в сравнении с цифрами за 2015 г., корпоративные обязательства перед российскими банками и внешний долг компаний снизились, свидетельствуя о снижении аппетита российского корпоративного сектора к использованию заемного капитала. С другой стороны, если посмотреть на динамику рублевых корпоративных кредитов в российских банках в последнее время, складывается впечатление, что с повышением процентной ставки ЦБ РФ спрос на кредиты со стороны корпоративного сектора несколько ожил (см рис. 10), и, вероятно, это поддержит динамику этого рынка в этом году.

Рис. 9: Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП

Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП
Корпоративные кредиты и внешний долг, % ВВП

Источники: ЦБ РФ, Росстат, Альфа-Банк

Рис. 10: Рублевые корпоративные кредиты, % г/г

Рублевые корпоративные кредиты, % г/г
Рублевые корпоративные кредиты, % г/г

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

На капитализацию процентов пришлось 70% притока рублевых вкладов в 2020 г.; доля текущих счетов подскочила до нового максимума на уровне 37%: Прошлый год оказался непростым для розничного привлечения банков, сегмента, которой по-прежнему фондировал 30% банковских активов в 2020 г. Хотя доля розничных депозитов в валюте оставалась на уровне $92 млрд, или 21% всего рынка розничных депозитов, приток средств в сегменте рублевого привлечения был самым низким за последние 10 лет, за исключением кризиса 2014 г. (см Рис. 11), и составил всего 1,6 трлн руб. Источником этого притока в основном была капитализация процентов - в 2020 г., по нашим оценкам, на него пришлось почти 70% притока рублевых розничных вкладов в банковскую систему (самый высокий уровень за последние 10 лет). Более медленный приток депозитов отражает повышение интереса населения к прямым инвестициям на финансовых рынках. По данным ЦБ, россияне инвестировали 1,3 трлн руб. новых денег в финансовые рынки в 2020 г., что эквивалентно 80% прироста рублевых банковских вкладов за прошлый год.

Рис. 11: Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста

Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста
Прирост рублевых розничных вкладов в год, трлн руб. и капитализация процентов, % прироста

Источники: ЦБ РФ, Росстат, Альфа-Банк

Рис. 12: Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов

Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов
Текущие счета, трлн руб. и % совокупных розничных депозитов

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Еще одним опасением банковской отрасли стало продолжающееся сокращение сроков вкладов: доля текущих счетов выросла до 37% совокупного розничного фондирования на конец 2020 г. (см Рис. 12) в сравнении с гораздо более умеренным уровнем (26%) на конец 2019 г. Быстрый рост доли текущих счетов продолжается с 2015 г., когда ставки начали снижаться после сильных повышений в декабре 2014 г.; однако помимо низких ставок этот тренд может быть вызван и высокой волатильностью валютного рынка, благодаря которой на рынке появились спекулятивные возможности. По сути, примерно половина (48% на апрель 2021 г.) валютных розничных депозитов в российских банках приходится на вклады со сроком менее 1 года, и эта доля близка к пиковому уровню, который несколько раз наблюдался с 2012 г. (см Рис. 13). Подобная динамика указывает на то, что в данный момент ожидания вкладчиков в отношении динамики курса рубля остаются сильно негативными. Дополнительным подтверждением этому служит тот факт, что доля рублевых депозитов на срок более года сейчас составляет только 30% рублевого фондирования против примерно 60% до перехода России к инфляционному таргетированию (см Рис. 14).

Рис. 13: Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов

Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов
Депозиты в валюте, $ млрд и депозиты в валюте <1 года, % всех валютных депозитов

Рис. 14: Розничные депозиты в рублях по срокам, млрд руб.

Российский банковский сектор - к прежним беспокойствам добавляются новые
Изображение

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Проблема избыточного валютного фондирования усилилась: Стоит отметить, что опасения по поводу сокращения сроков розничных вкладов - отнюдь не новая тема; эта проблема уже обсуждалась несколько лет назад. Альтернативной иллюстрацией этой проблемы является то, что доля краткосрочных розничных вкладов (<1 года) эквивалентна 36% банковских кредитов в последние годы: в 2020 г. этот индикатор не изменился (см Рис. 15).

Рис. 15: Розничные депозиты <1 года (% банковских кредитов) и чистые изменения в позициях розничных клиентов в банках (млрд руб.)

Российский банковский сектор - к прежним беспокойствам добавляются новые
Изображение

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

С другой стороны, отсутствие изменений в этом показателе отчасти объясняется статистическим эффектом от увеличения стоимости валютных депозитов в условиях ослабления курса рубля, что привело к росту номинальной стоимости краткосрочного фондирования; аналогичным образом, переоценка валютных вкладов позволила российским домохозяйствам не показывать ухудшения их чистой позиции банкам (см Рис. 15), несмотря на очень быстрый, двузначный рост розничного кредитования. Другим опасением уже несколько лет является чрезмерное валютное фондирование российских банков в сравнении с весьма умеренным спросом на кредиты в валюте со стороны российских клиентов. Этот дисбаланс также не исчез в прошлом году и даже усилился. По сути, тогда как объем розничных валютных депозитов составил $92 млрд на конец прошлого года, объем розничных кредитов в валюте равнялся всего лишь $1,3 млрд, то есть менее 1% рынка розничного кредитования. В корпоративном секторе объем валютных депозитов на уровне $168 млрд (против $146 млрд в 2019 г.) соответствует почти неизменному объему корпоративного кредитного портфеля ($63 млрд). В итоге валютный кредитный портфель абсорбировал только 25% валютных розничных и корпоративных счетов (см Рис. 16), оставив российские банки с сильным переизбытком валютного фондирования, и размер избыточного фондирования достиг $196 млрд на конец 2020 г.

Рис. 16: Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения

Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения
Избыточное валютное фондирование, $ млрд и валютные кредиты, % валютного привлечения

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

Доля кредитов с плавающей процентной ставкой составила 26% всех банковских кредитов в 2020 г., банки могут перекладывать процентные риски только на корпоративных заемщиков: Рост доли краткосрочного фондирования и доступ крупных банков к избыточному валютному фондированию создали опасения по поводу дальнейшей динамики маржи банковского сектора, вынудив банки активизироваться в кредитовании под плавающую процентную ставку. В 2017 г. на него пришлось только 10% совокупного кредитного портфеля (корпоративного и розничного), однако в 2П20 их доля подскочила до 26%, по данным ЦБ (см Рис. 17). Этот показатель остается ниже уровней развитых экономик, указывая на то, что распространение кредитов под плавающую ставку, вероятно, продолжится в России.

С другой стороны, стоит отметить, что, если в мировой практике этот вид кредитования используется и розничными заемщиками, по аналогии с корпоративными клиентами, в России у банков вряд ли будут возможности перекладывать процентный риск на розничных клиентов, учитывая патерналистский подход российских властей и рост опасений по поводу высокого уровня долга российских домохозяйств. Это означает, что доля таких кредитов в совокупном кредитном портфеле вряд ли превысит 50% даже в перспективе. Из-за весьма ограниченных возможностей по переносу волатильности процентных ставок на заемщиков, должна усилиться конкуренция банков за долгосрочные депозиты, но проблема в том, что в данный момент этот сегмент слабо реагирует на повышение процентной ставки: хотя в апреле 2021 г. рынок розничных депозитов хорошо подрос и показал рост на 0,5% с начала года (см Рис. 18), это улучшение траектории роста было вызвано скачком сбережений на текущих счетах.

Что касается более долгосрочных сбережений, розничные рублевые депозиты сроком более чем на 1 год снизились на 1% с начала года и на 8% г/г на апрель 2021 г. Это указывает на то, что возможности банков по управлению процентными рисками ограничены, и, таким образом, маржа сектора будет находиться под давлением, создавая предпосылки для консолидации сектора в 2021-2023 гг.

Рис. 17: Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов

Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов
Доля кредитов с плавающей ставкой по странам, % совокупных кредитов

Рис. 18: Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%

Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%
Индекс динамики рублевых розничных депозитов накопленным итогом, Дек. T-1 =100%

Источники: ЦБ РФ, Альфа-Банк

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх